Стоит жить дальше: восемь Brunello di Montalcino 2012

По мне, так все эти вина можно свободно пить “соло” — при желании, а можно за “комплексным обедом” с лакеями, переменами блюд и словами “сударь-сударыня” в обращении. В общем, встречай дорогих, во всех смыслах, гостей: Brunello 2012

Выпьешь со мною Chianti?

Кажется, для кьянти в мире не осталось места. Попробовав сотню совсем молодых Chianti (более-менее), я утверждаю — среди них есть вина, которые ты захочешь со мной выпить. И вовсе не для того, чтобы забыться

Ни пива, ни “цезаря”: Pio Cesare

В мокром после мытья полу отражается гигантская бочка славонского дуба. В подвалах известной на весь мир винодельни — никого. Где-то наверху группа китайских журналистов припёрла к стенке племянника владельца хозяйства — Пио Боффы — слышны крики на незнакомом языке и придушенные сопротивляющиеся реплики человека, которому каждый день приходится объяснять, чем бароло отличается от барбареско

Разинув рты

За окном трутся немногочисленные в январе веронские туристы. Стоят, отвесив челюсть. Наконец, они в состоянии перейти к диалогу друг с другом — их губы шевелятся, а с лиц не сходит удивление младенца при виде БАК — Большого Андронного Коллайдера.

Дорогой твой WSET

Вскрыв конверт, не ощутил никакой особой гордости, а просто поставил галочку — “delivered”. И почему этот зелёный значок с нарисованной пьющей бабой (кстати, симпатичной) так всем нужен?

10 фактов о португальском

Когда-то был только портвейн. Хотя мир всё ещё пьёт портвейн, но для нынешних 30-летних это уже нечто из другой жизни. Портвейн — это что-то, что пил папа, на крайняк — старший брат. Пусть будет отличный португальский порт, говорим мы, но давайте уж как следует разбавим его сухими винами, которые… которые срывают башню — да ещё и за деньги, о которых мечтать винам многих других стран. Да-да!

Много и в тельняшках

В 1959-м их было девятнадцать, в 2016-м стало 187. Это — количество виноградарей, входящих в состав пьемонтского кооператива Vinchio - Vaglio Serra в 80 километрах от Асти, где я впервые увидел философию построения счастья в отдельно взятом, почти социалистическом хозяйстве

Лучи добра: Lungarotti

Мне трудно представить ситуацию когда Кьяра Лунгаротти не улыбается. Она, видимо, читала книжку Stumbling Happiness, которую я пока так и не осилил. За сестру поручиться не могу, но фото её тоже позитивные.

Космокультурно посидели: Domaine Viret

В бокал льётся материя рубинового цвета. Или нельзя это уже называть материей, раз Филипп Вире с братцем запатентовали во Франции слово "космокультура" и фигачат вина по принципам, которые нельзя проверить, в которые можно только верить? Я позвонил Филиппу Вире и спросил: "Как же так, братуха?", искренне надеясь, что это незаразно.

Практикум

Не пох*ришь, не попьёшь

Это случается с каждым: ты потерял(а) свой дегустационный блокнот. Вот тебе пара советов, как вернуть почившие воспоминания.

Венецианский трындец: Livon

Три с половиной до Венеции, час — до Фриули. И вот ты уже балдеешь с бокалом риболлы, а то и какого-нибудь замороченного белого бленда, которыми здесь всегда не прочь козырнуть. Если же на этом маршруте тебе посчастливится заскочить и провести время с семьей Ливон, сожалений точно не будет

идти Наверх